ДЛЯ ВОПРОСОВ, ПРЕДЛОЖЕНИЙ И ИНФОРМАЦИИ
egor_bychkov
Друзья! Здесь можно оставить информацию и задать вопросы.
Электронная почта: topplayer@mail.ru
В Контакте: http://vkontakte.ru/egortagil
Facebook: http://www.facebook.com/bychkovegor
Twitter: https://twitter.com/Bychkov_Egor

Комментарии скрыты

Пытки в Нижнем Тагиле. Обращение к Путину
egor_bychkov
Не люблю видеообращения, но пришлось. Я надеюсь, что в Кремле узнают, что в городе, ставшем одним из символов победы Владимира Путина на прошлых президентских выборах, пытают людей.




«Жаловаться бесполезно, только бьют ещё сильнее». Новые свидетельства пыток в Нижнем Тагиле
egor_bychkov

Накануне заключённый Фарух Бердиев заявил о пытках в исправительной колонии Нижнего Тагила № 5. По словам осуждённого, чтобы остановить многочасовое истязание со стороны надзирателей, ему пришлось вспороть себе лезвием живот. В Управлении ФСИН России по Свердловской области Бердиева назвали лжецом и пообещали начать судебное разбирательство с зэком, если после проверки правоохранительными органами его слова не получат подтверждение. В 2016 году подобное произошло с другим осуждённым ИК-5 Сергеем Горевановым и вступившимися за него правозащитниками, сведения которых о пытках суд признал недостоверными. В 2017 году, по информации общественницы Ларисы Захаровой, в ИК-5 один из осуждённых вогнал себе иглу под рёбра в знак протеста. В Свердловском управлении ФСИН опровергли и это заявление. Однако правозащитники и представители Общественной наблюдательной комиссии настаивают, что в пятой колонии надзиратели установили бесчеловечные порядки и не каждый заключённый рискнёт рассказать о творящемся там беспределе. АН «Между строк» нашло пять человек, уже отбывших наказание в ИК-5, и представляет их рассказы.

Павел Ковязин, с 2004 по 2016 год отбывал в ИК-5 наказание за убийство

«Самая распространённая забава у сотрудников ИК-5 – растяжка. Руками упираешься в стену, а ноги расставляешь вширь, как можно больше. Но надзирателям всегда кажется мало. Они подходят и по ногам бьют, чтобы ещё шире их расставить. Их не волнуют твои способности. Мне они так связки порвали. Пытаться объяснять, что я не могу стоять, бессмысленно – вставай, и всё. Главное – бить-то продолжают. Я падаю – они бьют за это, встаю – бьют за то, что ноги недостаточно широко расставил. До вечера меня так тренировали. На второй день меня не трогали, и я даже успокоился, но на третий меня снова вытащили тренировать растяжку. И так десять дней, через день. Связки в ноге зарастать не успевали. Потом один меня начал по яйцам бить. Раз ударит, два. Я падаю. Меня поднимают, и опять. Боль невыносимая! Один раз я упал и ударился головой о стену, тогда надзиратели сразу напряглись: "Ты чего делаешь, убить себя решил?" Этого они боятся. Сами-то они стараются наносить травмы без следов, а вот если зэк с собой что-нибудь сделает, что придётся объяснять, а им не хочется. Поэтому и остаётся у осуждённых только одно спасение, когда дело заходит слишком далеко, – членовредительство.

А как-то осенью нас вывели из барака и приказали снять телогрейки. Я возмутился, потому что уже было холодно, снег шёл. Активисты завели меня в каптёрку, и один из них ударил меня в лицо. Я упал, и меня начали забивать ногами. Через некоторое время надзиратели остановили активистов. Меня отправили отмываться от крови, а активистов –продолжать работу. Никто по этому поводу никаких протоколов не составлял. Побили да забыли. А если бы я пожаловался, только бы избили сильнее».

Михаил Быстров, с 2007 по 2016 год отбывал в ИК-5 наказание за нанесение тяжких побоев, повлекших смерть

«Самый страшный грех в ИК-5 – это наличие мобильного телефона. Меня с ним и поймали как-то. Признаю, нарушил режим. Телефон я отдал, но меня всё равно отвели в дежурку, поставили на растяжку, начали бить – это у надзирателей называется "воспитывать". Потом отвели в четырнадцатый отряд, где собраны активисты. Те даже не били, просто хамили, глумились, запугивали.

Говорили, что все, кто хочет получить свиданку, должны сдать деньги. Точной таксы не было. Смотрели по мере возможностей человека. Некоторые объясняли, что денег у них нет. Если им верили, то просто отставали. А если нет, то добро пожаловать в дежурку. Там тебя надзиратели воспитают. Они вообще на работу ходят как в спортзал, удары потренировать. Не понимаю, откуда столько злости у людей. Видимо, у руководства не хватает мозгов другими способами колонию в строгости держать.

С подачи руководства же активисты вымогали деньги с остальных зэков. В колонии всё делается с подачи руководства, они не могут не знать, что творится на их территории. Замначальника Нурмагамедов и не скрывался особо, распоряжения сам отдавал, только не бил никого на глазах у всех. Всё это делалось за закрытыми дверями, без лишних глаз. Хотя жаловаться всё равно некому. Пока ты в колонии, никто тебе не поможет. Пожалуешься родственникам своим, они подадут заявление в прокуратуру, прокуратура доведёт до сведения начальства колонии. Потом тюремщики тебя так отработают, что про все жалобы забудешь. Как в случае с московской комиссией в июне 2016 года. Спрашивали о жалобах, несколько человек вышли. Комиссия уехала, пообещав через неделю прислать куратора. Всю эту неделю из дежурки доносились крики: надзиратели "воспитывали" жалобщиков. Когда приехал куратор, жалоб уже не было.

Слушайте, я же понимаю, что люди к нам отнесутся без жалости. Вроде нам так и надо. Но раз нас наказали за нарушение закона, может, тогда и сотрудники исправительной колонии должны соблюдать закон? Это же получается какая-то площадка для садистов».

Александр Бодров, с 2012 по 2016 год отбывал в ИК-5 наказание за хранение героина

«До этапа в Нижний Тагил я многое слышал об ИК-5 от сокамерников. Говорили, там осуждённым житья не дают, бьют за любую провинность, за малейшее подозрение. Поэтому меня удивило вежливое поведение надзирателей в первый день: все на "вы" да "будьте любезны". Уже во время перевода из этапных камер всё изменилось. Нас гнали по коридору, как скот, подгоняли пинками, в лицо орали оскорбления, личные вещи рвали и выбрасывали. Замешкался – получай удар.

Ещё активисты лютуют – это зэки, которые работают на администрацию. Через них же и деньги вымогают. Администрация даёт завхозам задачу собрать деньги с зэков. Те принуждают остальных скинуться на ремонт барака, деньги переводятся с карточек. Не платишь – до свидания, не допустят под разными предлогами. Мне хотелось видеться с родственниками, поэтому я платил, примерно по три раза в год, немного, от 500 до 1000 рублей. Кто-то давал больше, особенно семейные, которые хотели повидаться с жёнами и детьми. Можно сказать, что денег нет, но тогда активисты по отношению к тебе включают режим повышенного внимания: следят за каждым твоим шагом и передают о провинностях вроде не застёгнутой пуговицы на робе, провоцируют постоянно грубостями.

Однажды в третьем бараке активист пытался с одного нерусского – таджика, что ли, – денег взять, оскорблял при этом, за него вступился другой зэк, говорит: "Ты совсем обнаглел? Деньги с нас постоянно тянешь, ещё ходишь сигареты-чай стреляешь". Ссора завязалась, и в итоге активиста избили. Надзиратели их разняли, активиста забрали, а двух других отвели в дежурку. Крики оттуда слышали все. Я долго этих ребят потом не видел. Говорили, что они в медсанчасти связанные лежат. Так что активистам в поле зрения лучше не попадаться. Но иногда и делать ничего не надо – достаточно подозрения.

В октябре 2014 года, когда я работал на промзоне, меня обвинили в выносе продукции. Естественно, надзиратели даже не сказали, на чём строится обвинение: просто поставили перед фактом и потребовали объяснений. Мне ответить было нечего, я не понимал, о чём вообще речь. После нескольких вопросов меня отвели в дежурку, раздели до трусов и поставили на растяжку. Начался допрос с пристрастием. Били кулаками по спине, по ногам пинали, требовали признаться в том, что я бизнес веду в обход администрации. Честно говоря, били не сильно и не долго, терпимо. Ноги, правда, отбили нормально. Потом несколько часов держали на растяжке, инспектор следил, чтобы я не встал. И ещё холодно было, как на улице, хорошо хоть без ветра. В итоге меня без всяких объяснений отправили в отряд. Больше разговоров о выносе продукции не было, но на какое-то время меня от работы отстранили.

На свидании с мамой я сказал ей, что временно не работаю. О жалобах на сотрудников колонии даже и мысли не было. Но мама после этого пошла в администрацию, чтобы узнать, почему я не работаю. В тот же день меня привели к замначальника колонии Нурмагамедову. Тот спросил: "Ты чё, маме решил пожаловаться?" Я объяснил, что это не так. Он меня отпустил со словами "Не превращай свои проблемы в проблемы родственников". Я и не собирался. Жаловаться было бы бесполезно, только избили бы ещё сильнее. Как тогда с московской комиссией».

Илья Стариков, с 2007 по 2016 год отбывал в ИК-5 наказание за нанесение тяжких побоев, повлекших смерть

«В ИК-5 в дежурке участок в камере ограждён клеткой. "Собачатник" они это называют. Когда комиссия какая-нибудь приезжает, надзиратели к этой клетке миску с водой ставят, вроде как у них там действительно место для собаки. На самом деле, там зэков "воспитывают". Поставят на растяжку на несколько часов и колотят по ногам, по спине.

В колонии я постарался как можно быстрее наняться на работу в промзоне. Лишь бы подальше от активистов. Раньше они были сформированы в секции дисциплины и порядка – СДП. Они уже тогда деньги выбивали, работали на администрацию. Сейчас официально их не стало, но фактически активисты также продолжают свободно перемещаться между отрядами, имеют привилегии от начальства, ради них оговаривают других зэков. Скажешь слово против "актива", будешь иметь дело с надзирателями – за такое они лупят жёстко. У активистов, конечно, у самих выбор небольшой: там некоторые так над другими зэками измывались, что если администрация их из "актива" выведет и в обычный отряд переведёт, то несладко им придётся. В лучшем случае с ними просто никто не будет разговаривать. Активисты даже после отсидки, вне колонии, стараются с другими зэками не встречаться. Поэтому они и идут до конца: один раз по приказу надзирателей избил зэка – всё, больше никто руки не подаст, приходится продолжать работать на администрацию. Да, бывали такие случаи, когда люди выходили из "актива", но обычно это те, кто не успел делов наворотить: они просто с самого начала поверили администрации, а потом поняли, что от них просят делать, и отказались. А если кого-то сама администрация вывела из "актива", то таким людям никогда доверять не будут, эти только ждут момента, чтобы вернуться на привилегированное положение. Ради этого они и оговаривают других зэков: толкового рассказать нечего, а выслужиться перед начальством хочется. Администрация разбираться не будет: слово активиста, пусть и бывшего, важнее, чем другого зэка.

Рулит всем замначальника колонии по безопасности Нурмагамедов. Он с виду вполне адекватный человек, даже вежливый. Я лишь однажды видел, как он кого-либо бил. На строевой ударил двоих зэков за то, что у них нашли телефон. Хорошенько так ударил, первый-то аж на землю упал, но второй смог на ногах удержаться. Лично мне сталкиваться с Нурмагамедовым не приходилось, но все знали, что зэков, которых не смогли сломать в дежурке, ведут к нему – мясо для замначальника.

Был ещё такой Овчарук. Они пришёл на работу, когда я уже отбывал наказание. Прям помню, как он первые дни себя вёл – такой робкий парнишка. Проходит несколько лет, и он зэков колотит сильнее всех. Профдеформация. Были среди надзирателей и нормальные люди. Но и они били, просто не сильно старались, некоторые извинялись даже. Им приходилось подчиняться, потому что иначе их вынудили бы уйти с работы до пенсии. У них тоже не было выбора».

Анонимно, с 2015 по 2017 год отбывал в ИК-5 наказание за убийство

«Я Фаруха знаю лично и не сомневаюсь, что он рассказал правду про то, что ему пришлось вскрыть себе живот: что остаётся делать, когда тебя унижают, бьют, раздевают догола и угрожают изнасилованием, чтобы снять это на видео и опозорить? Про воспитательные методы в ИК-5 слышали все осуждённые на Урале. Там всё сразу же по приезду начинается: бежишь с баулом по коридору, вдоль которого стоят надзиратели с дубинками. Если им что не понравится – вещи твои личные, татуировка или просто двигаешься медленно, – бьют. Поставят на растяжку и по ногам, по рукам бьют.

Потом активисты начинают тебе под кожу лезть со всякой ерундой. Ребята не могут на свиданку попасть, если завхоз против, денег ему не перевели. Я бы не назвал это вымогательством. Напрямую там никто не давит: "Давай деньги". Скорее, создают обстоятельства. Например, тебе нужно с родственниками встретиться, завхоз тебе скажет: "А мне надо денег на ремонт, хочешь на свиданку – плати или жди очереди".

На какое-то время я вышел работать на промзону, там хоть активисты не так сильно лютовали. Зарплату я получал примерно 2-3 рубля в месяц, ну, ни разу больше сотни. При этом, если судить по больничным отпускам у других ребят, они получали от 5 до 10 тысяч рублей. Не знаю, почему мне меньше приходило – я ничего не подписывал.

В дежурку я попадал десятки раз. За всякую ерунду. Но активисты могли докопаться до чего угодно. Они заинтересованы в том, чтобы как можно больше замечаний на других зэков набрать, поэтому часто просто оговаривают. В дежурке на растяжку поставят, поколотят, отпустят. Меня так по подозрению в наличии мобильной связи туда привели. Опера требовали отдать телефон. Я бы отдал, если б он был. Я вообще старался обходить конфликты с администрацией. А Фарух этого не умеет: если к нему несправедливо отнеслись, он юлить не станет. Лично я даже после отсидки своё имя называть не хочу в этом материале. Мне не хочется проблем с администрацией колонии, а после того, что творилось в ИК-5, я не удивлюсь, если они и теперь смогут мне их устроить».

Агентство новостей «Между строк»


ГУФСИН не увидел шрама на теле осужденного
egor_bychkov
«Он лжёт про "вскрытие живота" – телесных повреждений не наносил. На учёте как членовредитель в ИК-5 поэтому не стоял, – заявил руководитель пресс-службы свердловской ФСИН Александр Левченко.

Пояснить, откуда у Бердиева шрам на животе, который он показывал на видео, Левченко не смог."


ОТСЮДА

Отдельно выношу сюда видео Фаруха. Посмотрите, кто не посмотрел о том, какие порядка царят в ИК-5 Нижнего Тагила. Фаруха я знаю 15 лет и ни секунды не сомневаюсь в правдивости его слов. Как и любой другой человек, который знает его лично. А таких в Тагиле много - Фарух много лет занимался спортом.

А вот Левченко я не верю. Он частенько врёт. На днях он транслировал, что в ИК-26 Тавды осужденный вскрыл себе вены из-за провокации членов ОНК. А вчера члены ОНК опубликовали видео с этим осужденным, на котором тот признаётся, что его заставили оклеветать общественников под пытками. Ну и напомню, что Левченко на все сигналы ОНК о нарушениях в ИК-46 и в ИК-2 включал старую песню "не находит подтверждения", а сейчас руководство ИК-46 отправлено за решетку за убийство осужденного Агбаралиева, а сотрудникам ИК-2 предъявлены обвинения в пытках и изнасилованиях под видеокамеру (дело в Верх-Исетском суде Екатеринбурга).



Прекратите, бляди, пытки и вымогательства в ИК-5 Тагила. #ПротивПытокИК5


В Нижнем Тагиле пытают людей
egor_bychkov
В исправительной колонии Нижнего Тагила №5 действует система вымогательств и пыток, заявил один из осужденных во время визита Общественной наблюдательной комиссии (ОНК). Заключённый Фарух Бердиев рассказал, что в течение шести лет он подвергался избиениям со стороны сотрудников ИК-5, а в 2017 году ему пришлось вспороть себе живот, чтобы прекратить многочасовое насилие. После этого Бердиева перевели в колонию №26 Тавды, где он в мае встретился с правозащитниками и на видео назвал имена сотрудников колонии, которые его пытали, а также сообщил о пытках и издевательствах над другими осужденными.



«Я прибыл в ИК-5 в сентябре 2010 года, и со следующего дня сотрудники администрации раздели меня догола, поставили на растяжку, начали избивать, пытать, чтобы я признал вину по приговору (Бердиев был осужден по статье “Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности повлекшее смерть”. – прим. ред.). Говорили, чтобы я отказался от адвокатов», – рассказал Фарух Бердиев.

По словам Бердиева, самый жестокий случай с ним произошёл в ноябре 2016 года после попытки пожаловаться в ОНК. Тогда, утверждает осужденный, его поместили в ШИЗО за отказ переводить деньги на банковские счета зэков, сотрудничающих с руководством колонии.

«Я услышал, что где-то в колонии представители ОНК. Я начал кричать, звать на помощь. Сотрудники долго не хотели открывать дверь, потому что на мне были синяки. Но всё-таки открыли, и я обо всём рассказал. Уже со следующего дня меня начали бить ещё сильнее, – говорит Фарух Бердиев. – 3 ноября меня вывели на прогулочный дворик, поставили у стены, ноги расставили, на голову надели мешок, обвязали скотчем и понесли куда-то. Я услышал: “К бачку неси”. Головой меня засунули в бачок с водой, я начал сопротивляться, потому что не мог дышать. Бачок перевернулся. С меня штаны сняли, ещё сильнее закрутили верёвкой и скотчем. Пакет на голове крепче обвязали тонкой верёвкой. Держали меня животом на земле, на голову лили водой. На камеру заставляли меня плохие вещи про себя говорить. Потом перевернули меня [на спину]. Дышать я не мог, потерял сознание. Очнулся, стою у стены во дворике… сотрудники поставили передо мной бумаги с какими-то статьями, заставили расписываться. Я трясусь, плохо соображаю, попросил дать время. Мне дали отмыться от крови, отвели в камеру, там я взял лезвие и вскрыл себе живот. Лезвие было тупое, раз 15-20 я прошёлся им по животу. Мясо немного белое вышло, я его побольше вытащил, кровь пошла. Потом двери открылись, [сотрудники] начали орать, меня завели в камеру медчасти. Завязали меня всего, на глаза очки какие-то нацепили плотные. Я попробовал их снять, меня по башке пару раз ударили и приказали не сопротивляться. Потом я чувствую – меня стали зашивать: мясо обратно просто взяли, пальцем воткнули и стали шить. Я умолял перестать, обезболивающее просил. Они мне сказали: “Заткнись”.  Я слышал, как с соседней камеры зэк орал: “Хорош, прекращайте пытки!” Пока меня несли по прогулочному двору ещё один осужденный орал [сотрудникам]: “Вы чё делаете?!” Когда меня зашили, подняли на ноги, в башку пару раз ударили, отвели в камеру. Потом меня перевели в другую, где была видеокамера. Каждый раз, когда [сотрудники] проходили мимо, предупреждали, чтобы я никому ничего не рассказывал. Угрожали изнасилованием. Говорят: снимем всё на видео и покажем остальным осужденным».

По словам Бердиева, через несколько дней после этого инцидента к нему во время инспекции ИК-5 подошёл врио ФСИН России по Свердловской области Сергей Патронов. Но жаловаться начальству осужденный не стал. Как он пояснил, после шести лет пыток и вымогательств в исправительной колонии доверять людям в форме было невозможно.

«Через дней пять, как меня зашили, меня вывели на прогулочный дворик, издевались, снимали всё на камеру. Оказалось, какая-то комиссия должна приехать. [Сотрудники колонии] сказали мне: “Не дай бог выйдешь, мы тебя повесим, глотку порежем, скажем, что ты сам себя порезал”. В этот же день ко мне подошёл какой-то мужчина в форме, представился Патроновым, спросил о жалобах, я ничего не рассказал. Я уже не верил никому в форме. Потом пожалел, когда узнал, что Патронов – это главный», - рассказал Фарух Бердиев.

Заключённый также сообщил, что пытать и вымогать деньги с осужденных помогают другие зэки – так называемый «актив». Активисты под контролем надзирателей предоставляют свои карточки для переводов денег и заставляют заключённых отказываться от оплаты за работу на территории колонии. По словам Бердиева, один из активистов признался ему, что вынужден под угрозой смерти избивать людей, а через неделю скончался.

«Чтобы пойти на “свиданку”, сотрудники администрации потребовали с меня деньги. Через активистов они отдавали счета карточек, я позвонил родным, чтобы они перевели деньги. Если не дать деньги, ни “свиданки” [не получишь], ни письма [не отправить], целыми днями на растяжке стоишь, бьют по ногам, по жопе, по голове прыгали, – рассказал Фарух Бердиев. – Перед “свиданками” они обязательно всех предупреждают: если расскажешь, что здесь происходит, мы всё покажем (издевательства. – Прим. ред.), потом с тобой никто общаться не будет. Зэки боялись. На “свиданке” я сообщил об этом родственникам. Они писали об этом в прокуратуру. Потом сотрудники администрации заставляли меня писать отказ – что со мной всё нормально. Потом меня вывели на промзону работать и каждый месяц заставляли писать отказ от зарплаты, даже не знаю, сколько зарплата была… В 2011-ом году [один из осужденных] Миша Носков подошёл ко мне и начал плакать, говорить: “Меня заставляют работать на сотрудников, в карантине зэков избивать. Если я не пойду, они мне сказали, что меня повесят или порежут, а напишут, что я сам себя убил”. Через неделю его перевели в другой отряд, оттуда его вынесли уже мёртвым, я слышал, что он себе шею порезал».

Теперь сам Бердиев, как сообщили АН «Между строк» представили ОНК, опасается за свою жизнь. По данным общественников, когда сотрудники тавдинской ИК-26 узнали, что кто-то из бывших заключённых ИК-5 хочет рассказать о «творящемся там беспределе», они начали оказывать давление на жалобщиков и препятствовать их встрече с ОНК.

«Если со мной что-то случится, прошу обвинять в этом [сотрудников исправительной колонии №5 Нижнего Тагиле] Нурмугамедова, Вагнера, Шахматова, Промышленникова, Макарова, Семёнова… многих фамилий не помню, но могу показать на фотографиях. Хочу сказать, что я не “суицидник”, себе я резал живот, чтобы остановить пытки хоть на сколько-нибудь. В случае моей смерти прошу винить выше названных людей», – заявил Фарух Бердиев.


ОТСЮДА


Тагил. 2017. Революция
egor_bychkov

Прочитал на «Между строк» новость про обсуждение в администрации города концепции празднования Дня молодежи.

В администрации Нижнего Тагила прошло обсуждение концепции празднования Дня молодёжи-2017. По словам заведующей художественно-постановочным отделом городского Дворца молодёжи Марины Москаленко, в качестве антуража было предложено использовать тематику Октябрьской революции 1917 года, а девизом – «Тагил. 2017 год. РеволюциЯ».

Для придания соответствующей атмосферы было предложено использовать на площадках «революционные» лозунги в духе начала 20 века, а ведущих мероприятий нарядить в кожанки и красные платки. Кроме того, авторы идеи предложили провести молодёжную демонстрацию по центру Нижнего Тагила, а также конкурс двойников Ленина. В качестве «гвоздя программы», по замыслу Москаленко, должен выступить скандально известный певец Сергей Шнуров и группа «Ленинград», поскольку он «вызывает соответствующие эмоции».

Несколько вопросов у меня:

Люди в «кожанках и красных платках» будут ли раскулачивать бизнесменов, расстреливать невинных, взрывать храмы?

Будут ли использованы следующие «революционные лозунги в духе начала 20 века»:



Еще были лозунги «Долой царя» и «Долой войну». Очень даже актуальны и в 2017 году. Надо брать.

Знают ли в администрации ценник группы «Ленинград»? Думаю, нет. Но на всякий случай предупрежу: с нашим скромным городским бюджетом, губёшку лучше закатать обратно.

«Оглушительный успех релизов "Экспонат" и "В Питере — пить" "Группировки Ленинград" позволил коллективу стать самым высокооплачиваемым на российской эстраде. 100 тысяч долларов (почти 6,2 миллиона рублей) — сумма, за которую весь минувший год группа Сергея Шнурова исполняла гремевшую из всех "утюгов" песню про лабутены на корпоративах. По оценкам журнала Forbes, "Ленинград" заработал больше всех на российской эстраде с середины 2015 до середины 2016 года — 11 миллионов долларов».



Я «Ленинград», конечно, люблю и пою в машине даже, но открою маленький секрет для чиновников: концертная программа группы состоит не только из «Лабутенов» и «Питере-пить». На всех афишах группы стоит возрастное ограничение «18+», потому что в каждой второй песни упоминаются мужские и женские половые органы. Как вы планируете оградить юных тагильчан от великого русского языка в исполнении Шнура?

Ну и главное: не кажется ли вам, что использование одного из самых трагичных и кровавых периодов в истории нашей страны в качестве темы для веселого праздника и шутовства – не очень круто?

И проводить конкурс двойников убийцы и террориста, коим, безусловно, является товарищ Ленин, не очень весело?

И не скажут ли «а-та-та» начальники Сергея Константиновича за такую сомнительную концепцию праздника, ведь эти начальники вот уже несколько лет с высоких трибун. экранов телевизоров и всех утюгов пугают всю страну революциями, майданами и кричат «нельзя допустить»?

Еще напомню, что ежегодно в Екатеринбурге проходят «Царские дни» и Крестный ход в память жестокого убийства царской семьи. Люди съезжаются со всего мира. Участвуют по 50 000 человек.


В этом году будут особенные мероприятия в честь 100-летней годовщины убийства на Урале царя и его семьи по приказу Ленина и Свердлова. Не слишком ли будут резонировать два эти мероприятия?

Очень странно будет наблюдать «демонстрацию» и «революционные лозунги» (хоть и потешную), организованную тагильскими чиновниками, в то время, как федеральные власти, наоборот, тратят кучу бюджетных средств на снижение радикальных и протестных настроений среди молодежи, проводят анкетирования в вузах, следят за перепостами в соцсетях, работают с фанатскими тусовками, придумывают все новые и новые запретительные законы. В 2017 году люди в России сидят в тюрьмах и за демонстрации, и за революционные лозунги. Потому что властям не нужно ни первое, ни второе.

Уверен, что слово  «Революция» в концепции будет забанено. Ибо не соответствует идеологическому курсу партии. Той самой, где Сергей Константиныч член высшего совета.



Мэр Тагила особо выделил АН "Между строк" среди других СМИ. Спасибо.
egor_bychkov
Вчера мэр Тагила провел "бал прессы".



http://pda.ura.ru/news/1052277339

В следующий раз, я уверен, тексты выступающих будут подвержены цензуре, чтобы не портить мэру праздничное настроение упоминанием его любимого СМИ, с чтения новостей которого он начинает и заканчивает каждый свой день.
Журналистов самого цитируемого тагильского сми, Агентства новостей "Между строк" на мероприятие, конечно же, не пригласили. И это абсолютно понятно, ведь там был конкурс "каверзных вопросов". А задать такие вопросы может только "Между строк".

Лишь несколько примеров:
Вопрос 1: "Как так получилось, что одновременно с возвращением Носова в Тагил, в Тагиле появилась компания "Метко индастриз рус" , которая влезла во множество коммерческих проектов и где до избрания мэром Носов был единственным учредителем?


Вопрос 2: "Как так получилось, что всеми щитами наружной рекламы, принадлежащих городу, без всяких конкурсов и аукционов абсолютно бесплатно пользуются непонятные фирмы, не перечисляющие в бюджет ни копейки?


Вопрос 3: За чей счет банкет? Никаких закупок на эту пьянку администрация не объявляла

Особенно смешно, что Носову подарили медаль "За информационную открытость". И это человеку, которому ни одно тагильское сми позвонить за комментом не может, в отличие от мэра Екатеринбурга или экс-мэра Исаевой. Человеку, пресс-служба которого никогда ничего не знает и умеет только рассылать пресс-релизы. Человеку, который заблокировал в администрации города доступ к сайту "Между строк" и запретил приглашать наших журналистов на совещания.

Это всего лишь трусишка, боящийся СМИ, задающих неудобные вопросы. Трусишка, который от этих сми прячется. Трусишка, который не считает нужным отвечать своим избирателям на действительно серьезные вопросы.

Для нас это большая честь - быть не такими как все. Быть теми, кого городская власть боится. Спасибо, Носов, что в очередной раз нас отдельно выделил. Нам приятно.



Такси фонда "Живи, малыш" в Екатеринбурге
egor_bychkov
Друзья! Полгода назад мы запустили в Нижнем Тагиле службу бесплатного социального такси для детей-инвалидов от Благотворительного Фонда "ЖИВИ, МАЛЫШ" . Сегодня наш большой и красивый спецавтомобиль работает на полную мощность. Мы не только перевозим детей и родителей, куда им нужно. Мы организовываем для них собственные мероприятия - вытаскиваем их из домашнего заточения. И это стало возможным благодаря нашему автомобилю.
Пришло время расширить географию проекта - мы запустили на "Планете" сбор средств на покупку спецавтомобиля в Екатеринбурге. Помогайте! Сделаем передвижение детей-инвалидов доступным! Будем благодарны за каждый пожертвованный рубль, но для крупных пожертвований наши друзья приготовили множество подарков - от эксклюзивных книг Алексея Иванова с автографом автора, до экскурсии по съёмочной площадке "Реальных пацанов" от Николая Наумова и посещения репетиции Animal ДжаZ. А коммерческие структуры, возможно, заинтересует брендирование авто своими логотипами.
На "Планете" всё подробно описано - почитайте и дайте денег!) Не можете помочь деньгами - поддержите репостом.

ССЫЛКА НА ПРОЕКТ:
https://planeta.ru/campaigns/40550/




Удаляйте всё из соцсетей. Завтра к вам придут с обыском
egor_bychkov
Немного размышлений по поводу сегодняшних событий вокруг Агентства новостей "Между строк" и обысков из-за песен в Контакте. Наше государство, по всей видимости, предлагает каждому жителю самому проводить экспертизу любой песни, которую он хочет выложить на своей странице в соцсети. «В списке запрещенных к распространению материалов песни нет. В поиске на любом сайте эти песни находятся легко и их никто не удаляет. Значит, ничего страшного и ее можно спокойно выкладывать» - так думал я до сегодняшнего дня. Оказывается, что нет. Вы можете выложить песню, а через несколько лет найдется какой-то «эксперт», который скажет, что песня кого-то оскорбляет. На вас заводят уголовное дело и садят в тюрьму. Могут вас одного, а могут все те тысячи людей, которые эту песню точно также разместили у себя. Хотя, по логике, эти эксперты должны были бы обращаться в суд с ходатайством о внесении этой песни в список запрещенных. Эту ступень отныне решили перескочить – на фиг это нужно – сразу в тюрьму. И вот у меня вопрос: а у каждого ли человека хватит экспертных навыков, чтобы самостоятельно провести анализ любой композиции и понять, не оскорбляет ли она кого? «Обывателей», например. Или чиновников. Или учителей. Или дворников.
1. Находим неугодного человека
2. Просматриваем список музыки, видео, постов в его соцсетях
3. Находим «эксперта», который делает необходимое экспертное заключение
4. Возбуждаем уголовное дело
5. PROFIT!

Я не буду тут сейчас рассказывать про атаку на наше СМИ. Мы справимся. Я о более глобальном. Перед нами яркий пример того, как можно закрывать людей за информацию в соцсетях. Можно даже задним числом. Посмотреть, что он 5 лет назад выкладывал. Или 10 лет назад ( в нашей ситуации сроки давности никого не интересуют). И найти, чем можно оскорбиться. А это очень просто.

Еще вопрос: почему до сих пор на свободе авторы песни? Почему до сих пор на свободе тысячи людей, эти песни размещавшие? Поему до сих пор на свободе руководство «В Контакте», где эти песни до сих пор в свободном доступе? Всех на нары, что мелочиться.

И, конечно, несколько предложений к депутатам Госдумы:
1. Принять закон, априори признающий все песни запрещенными к воспроизведению. Министерству культуры проводить экспертизу каждой песни и выдавать разрешение на воспроизведение. Нет разрешения – песня запрещена, распространителей в тюрьму. Можно отдать на аутсорс Ротенбергам. Чтоб зарабатывали с каждой песни – экспертиза, конечно, должна быть платнрой.
2. Отменить список запрещенных к воспроизведению материалов. Зачем людям знать, что запрещено, а что нет? Ведь если они будут знать, то меньше людей посадить можно будет.
3. Отменить сроки давности преступлений. Зачем загонять правоохранителей в какие-то рамки? Если срок давности 2 года, а «преступление» совершено 5 лет назад – что теперь, в тюрьму не сажать что ли?
И ГЛАВНОЕ: немедленно просмотрите всю свою ленту за всё время. Удаляйте все аудио, видео и картинки. Уже сейчас какой-то эксперт пишет заключение, что у вас на стене что-то оскорбительное. А уже завтра к вам придут с обыском. Берегите себя. Всем добра.
P.S. ЧИТАЙТЕ ЗАЯВЛЕНИЕ НАШЕЙ РЕДАКЦИИ: mstrok.ru/22392


Депутат от "Единой России" встал на защиту грабителя
egor_bychkov
Весной в Агентство новостей "Между строк" обратились простые тагильские работяги-дальнобойщики. Они работали в транспортной компании "Омега" и их "кинули" - не заплатили заработанные деньги. Дальнобойщики писали во все инстанции - безрезультатно. В "Омеге" пользовались юридической безграмотностью и доверчивостью сотрудников и не заключали с ними никаких договоров.
Наш журналист Антон Селиверстов вместе с дальнобойщиками отправился в офис к директору "Омеги" некому Евгению Рутковскому. На просьбу прокомментировать ситуацию, Рутковский отреагировал неадекватно (может, находился под психотропными веществами): совершил открытый грабёж телефона Антона, на который тот записывал происходящее, вызвал охрану и и выгнал всех вон. Подробно ЗДЕСЬ.

Полиция возбудила по данному факту уголовное дело по статье "грабёж". Для возбуждения по ст.144 УК РФ - воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста (до 6 лет лагерей) силёнок у правоохраниетелей не хватило.

Сегодня между Селиверстовым и Рутковским произошла очная ставка. Интересы Рутковского представлял депутат нижнетагильской городской думы, член фракции "Единая Россия" Вадим Раудштейн.

«Я ничего не имел и не имею против агентства “Между строк”, здесь нет ничего личного, это сугубо профессиональный интерес. Рутковский, как и любой гражданин РФ, имеет право на адвоката и защиту своих интересов», – сказал Раудштейн.

Согласен про "право на защиту" и всё такое. Но каждый адвокат может выбирать. кого ему защищать, а кого нет. Вот Настя Удеревская, например, принципиально не защищает наркоторговцев и наркобарыг, без всяких этих "имеет право на защиту". Вообще не помню у нее дел, где бы она защищала не тех, с кем произошла несправедливость, а каких-то негодяев. Она, кстати, всегда выигрывает. Потому что правда на ее стороне. Но дело даже не в этом.

Депутат гордумы Раудштейн и адвокат Раудштейн - это всё-таки один и тот же человек. И тут есть своего рода морально-этическая коллизия.

Раудштейн занимается защитой интересов грабителя, но о его успехах на ниве защиты интересов выбравших его тагильчан мне ничего неизвестно. Может, потому что за защиту интересов простых тагильчан в думе не платят деньги? А защита интересов преступников осуществляется строго по прайсу?

А может у депутата Раудштейна не хватает времени на защиту интересов тагильчан, потому что он занят защитой интересов жуликов?

Забавно получается: по четным числам депутат Раудштейн якобы стоит на защите прав тагильчан, к нему можно обратиться со своей проблемой и он пообещает вам помочь А по нечетным числам адвокат Раудштейн будет в суде защищать преступников и доказывать своим избирателям, что никакой проблемы на самом деле не было и вы сами себя изнасиловали/сами ударились головой об асфальт/сами согласились работать бесплатно?

Самое смешное, что в городской думе Раудштейн возглавляет комиссию по местному самоуправлению, общественной безопасности и информационной политике.

Так что там у нас, Вадим Анатольевич, с общественной безопасностью и информационной политикой? Всё хорошо? Рафик Рутковский полностью невиновен?

Если вы, господин Раудштейн, готовы защищать всех подряд, потому что "у каждого есть право на защиту", может быть, есть смысл вам оставить депутатскую карьеру? Ведь выбирая между "правом на защиту" простых работяг-дальнобойщиков, "правом на защиту" журналистов, "правом на защиту" мошенников-грабителей, вы решили защищать последних. Мое личное мнение, что вы совсем не похожи на "представителя населения". Тогда кого вы представляете? И почему вы занимаете чье-то место в городской думе?

И это нормально, что депутат от "Единой России" защищает грабителя? А вообще, надо поразбираться, кого он там еще защищал. Может, много интересного узнаем. Это же дико, если депутат-единорос в суде защищает педофила, например?
Всё-таки муниципальные депутаты относятся к городской власти. И мне не очень нравится, что городская власть стоит на защите преступников.




?

Log in